Кардиолог Антон Родионов: Метеозависимости не существует

Разбираемся в причинах упадка сил, утомляемости и сонливости, ставших настоящим бичом жителей мегаполиса, вместе с Антоном Родионовым, врачом кардиологом-терапевтом, кандидатом медицинских наук, доцентом кафедры факультетской терапии ПМГМУ ИМ. Сеченова.

Почти каждый день в соцсетях можно встретить жалобы на плохую погоду и скверное самочувствие — усталость, сонливость, упадок сил. Люди вздыхают, мол, работать сил нет, хочется лечь на пол, накрыться простыней и в таком виде провести оставшийся день. Что это за напасть? Метеозависимость?

Процитирую одного из своих учителей, который во времена моего студенчества говорил нам: «Никогда не сваливайте плохое самочувствие своих пациентов на возраст и на погоду». Метеочувствительность — это миф, который был придуман в 90-х годах прошлого века и до сих пор очень активно культивируется журналистами. На самом деле люди плохо себя чувствуют не из-за погоды, а из-за каких-то заболеваний, иногда явных, иногда не очень.

Когда меня пытаются в очередной раз убедить в существовании метеочувствительности, я всегда предлагаю: назовите мне тот конкретный физический фактор, который может влиять на самочувствие.

Атмосферное давление к ним не явно не относится, потому что, когда оно меняется от значения «ясно» до отметки «буря», этот перепад может составлять максимум 40−50 мм ртутного столба.

Для Москвы, например, нормальным средним атмосферным давлением считается 748 мм ртутного столба. 760 мм — это уже очень ясная, великолепная погода, 710−720 мм — это отвратительная погода, циклон. Как мы видим, перепад довольно небольшой.

Когда мы летим на самолете (а на самолетах летают практически все), занявшем высоту 9 500−11 000 м (это обычная высота полетов для гражданской авиации), то перепад давления в салоне самолета может достигать 150 мм ртутного столба, что соответствует подъему в гору на 2000−2 500 м. И ни с кем, как правило, ничего плохого не происходит. Даже такой перепад атмосферного давления люди вполне нормально переносят. Это лишь один из примеров.

Тогда с чем связано ухудшение самочувствия при ненастной погоде?

Во-первых, когда мы оцениваем погоду, то прежде всего мы смотрим, есть на небе солнце или нет. Солнце есть — настроение хорошее. Солнца нет, пасмурно, дождь идет — настроение плохое. Я не знаю, можно ли называть это метеочувствительностью. Скорее, это наше эмоциональное отношение к погоде.

Недаром в северных странах, в частности в Норвегии, где определенная часть года — это полярная ночь, то есть длительный период, когда солнца почти нет, зимой увеличивается количество депрессий и даже суицидов. Недаром там стараются подсвечивать города искусственно, отделывать дома панелями ярких, веселых цветов. Можно ли называть это метеочувствительностью? Не уверен.

Нередко люди одновременно начинают говорить: «Да-да, у меня уже два дня голова кругом! Точно погода!». Это совпадение?

Думаю, чаще всего это способ поддержать беседу. Мои коллеги когда-то проводили исследование: на подстанции скорой помощи пытались проанализировать, как меняется частота вызовов по поводу гипертонических кризов в зависимости от падения или подъема атмосферного давления. Выяснилось, что никак не меняется. Зависимость артериального давления от атмосферного — это довольно распространенное заблуждение.

Могут ли упадок сил и сонливость быть связаны с гипотонией?

Прежде всего, надо сказать, что термин «гипотония» употребляют в быту гораздо чаще, чем в медицине. Нижней границы нормального давления для здорового человека нет. Низкое артериальное давление может быть реальной проблемой у пациентов с сердечной недостаточностью, на фоне приема некоторых лекарственных препаратов и т. д. В этих случаях нарушается кровоснабжение головного мозга, возникают головокружения и даже обмороки. Но, повторю, для здорового человека нижней границы артериального давления не существует.

То есть 90/60 — это норма?

Может быть нормой и 90/60, и 80/50. Есть множество людей, особенно молодых женщин, которые живут с таким давлением практически постоянно. Вообще говоря, попытка связать самочувствие с показаниями тонометра — одно из самых больших медицинских заблуждений, это касается и повышенного, и «пониженного» давления.

Другое дело, что есть некоторые заболевания, которые могут предрасполагать к развитию низкого давления. Например, это снижение функции щитовидной железы (гипотиреоз). Одно из исследований, которое нужно обязательно сделать человеку, жалующемуся на плохое самочувствие и имеющему невысокое давление, — это определить уровень тиреотропного гормона (ТТГ). Этот показатель отражает функцию щитовидной железы. Если ТТГ повышен, то функция щитовидной железы снижена (принцип отрицательной обратной связи). Гипотиреоз — довольно распространенное заболевание, особенно во многих российских регионах с йододефицитом, поэтому определение ТТГ входит в обязательный минимум обследования.

Второе довольно часто состояние — это железодефицит, выраженность которого может варьировать от малосимптомного тканевого дефицита железа до тяжелой железодефицитной анемии. Поэтому второй анализ, который нужно сделать, — общий анализ крови (он же клинический анализ крови). Он нужен, чтобы посмотреть гемоглобин. Для женщины в норме гемоглобин должен быть не ниже 120 г/л.

Кроме гемоглобина нужно также проверять уровень железа?

Совершенно верно. Гемоглобин — это только верхушка айсберга. Когда у человека развивается анемия, это значит, что железа в организме уже очень мало. Однако часто встречается ситуация, когда гемоглобин в норме, а железа в тканях недостаточно. Для того чтобы определить наличие железа в организме, нужно посмотреть еще несколько показателей. Во-первых, это сывороточное железо, и во-вторых — это белок, который называется ферритин, он отражает тканевые запасы железа.

Именно тканевой железодефицит часто становится причиной общей слабости, сухости кожи, выпадения волос, ломкости ногтей, частых простудных заболеваний, боли в горле. Таким образом, минимальный объем обследований для пациентов с жалобами на слабость, гипотонию и метеозависимость — это общий анализ крови, а также анализы крови на железо, ферритин и ТТГ.

А что делать, если обнаружен железодефицит?

Если железодефицит доказан, назначают препараты железа, потому что самостоятельно синтезировать железо человеческий организм, увы, не может. Когда железодефицит клинически выражен, то только продуктами питания его, к сожалению, восполнить нельзя: мы не сможем съесть столько железа, чтобы повысить его запасы.

Вопреки распространенному мнению, в гранатах, в свекле и в красном вине железа практически нет, в яблоках железа тоже очень мало. Для восполнения запасов этого элемента в организме человечество изобрело таблетированные препараты, которые достаточно хорошо переносятся и с помощью которых железо нормально усваивается.

Беременные часто обсуждают, что тот или иной препарат железа им не подходит. Есть какая-то сложность в выборе препарата?

Да, определенная сложность есть. Препаратов очень много, не всегда конкретный препарат переносится хорошо. Бывает, что препараты железа вызывают «диспепсию» (боли в животе, тошноту). Но, как правило, проблема эта решаемая, потому что сейчас фармацевтическая промышленность предлагает полтора десятка различных препаратов железа.

Всегда можно индивидуально подобрать тот препарат, который будет хорошо переноситься. В крайнем случае, при тяжелом железодефиците можно вводить препараты железа внутривенно.

Во время беременности потребность в железе повышается, поэтому большинство беременных должны его получать дополнительно.

Давайте напомним три компонента медикаментозной поддержки при беременности:

1) фолиевая кислота в первом триместре беременности;

2) препараты йода (не БАДы!) для профилактики умственной отсталости у детей, поскольку большинство регионов России находится в зоне йододефицита;

3) препараты железа, которые нужны большинству женщин.

Прием препаратов йода и железа нужно продолжать и во время грудного вскармливания. Конечно, лечение полностью должен назначать врач под контролем лабораторных показателей, поскольку есть люди, которым йод и железо противопоказаны.

А что известно современной медицине о так называемом синдроме хронической усталости?

Это, наверное, самый странный недуг на планете, потому что, с одной стороны, в учебниках и всех руководствах его выделяют в отдельное заболевание, с другой стороны, все врачи признают, что болезнь эта достаточно загадочная, и природа его не до конца понятна.

Я специально посмотрел последние публикации американцев по этой проблеме (кстати они дали ей экзотическое название — «системная болезнь непереносимости физической нагрузки», systemic exertion intolerance disease).

К симптомам относятся общая слабость, снижение когнитивных функций, плохая переносимость физической и умственной нагрузки с мышечными, с суставными болями.

Но природа этой болезни совершенно непонятна. Считается, что определенную роль могут играть широко распространенные вирусы, например, вирус Эпштейна-Барр, цитомегаловирус, Т-лимфотропный вирус человека и другие.

Пока достаточно очевидно, что медикаментозное лечение синдрома хронической усталости малоэффективно. Ни противовирусные препараты, ни иммуномодуляторы работать в данном случае не будут.

В конце XX века были даже попытки лечить этих пациентов гормонами. Состояние улучшалось, но, к сожалению, гормоны довольно часто давали побочные эффекты.

Пока все сходятся к тому, что лечение — это, в основном, психотерапия, дозированная физическая активность, йога и тому подобные немедикаментозные техники.

Чем именно помогает психотерапия?

Например, снимает симптомы тревоги и депрессии. Проблема «хронической усталости» тесно связана с невротическими расстройствами, и ее симптомы могут быть в действительности симптомами депрессии. Иногда снижение работоспособности, потеря жажды жизни — это ни что иное, как симптом депрессии, распространенного заболевания нервной системы. Нередко пациентов с такими жалобами мы направляем к психотерапевтам или даже к психиатрам. Части пациентов нужна разговорная психотерапия, некоторым — прием антидепрессантов, и в этом нет ничего страшного.

В своей практике вы замечаете потребность людей в психотерапевтической помощи?

Очень часто. В терапевтической практике людей, которые активно нуждаются в серьезной помощи психиатров и психотерапевтов, по самой скромной оценке, — около 15%. В этом, кстати, нет ничего страшного, ведь голова — это такой же орган, как сердце, желудок и печень. К сожалению, в наследство от советского режима и от системы карательной психиатрии нам достался какой-то панический ужас перед психиатрами.

И последний вопрос. Если у меня, относительно здорового человека, анализы как у космонавта, но периодически я чувствую, что по утрам голова «чугунная». Существует ли какой-то рецепт бодрости? Или спасет только здоровый образ жизни?

Рецепт бодрости — выпить утренний кофе и топать на работу. И не занимать голову всякой ерундой типа «метеочувствительности». Когда у человека много работы, когда он востребован, то заниматься хронической усталостью себя любимого совершенно некогда. Собрался — и пошел на работу. А после работы не забудьте о физической нагрузке (фитнес, прогулка, бассейн), ведь зачастую слабость и утомляемость связаны с недостатком физической активности.

Сложно? А никто не говорил, что быть здоровым — это очень легко…

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: